Экуменизм возник сравнительно недавно. Сравнительно с другими религиозными течениями, на основе их. И сразу же стал вызывать много противоречивых взглядов, толков и духовных исканий. Книга «Роза Мира» пример этого духовного искания.
Если возникают предпосылки к экуменизму, это влечет за собой изменение государственного строя. Происходит объединение религий, верований, и, как следствие образование общего духовного и иного (политического, экономического и др.) пространства. И это объединение, на уровне культур, верований, государств может восприниматься по-разному, разными людьми.
Кто-то относится положительно, и даже восторженно к объединению, консолидации, дружбе между культурами, религиями и государствами.
Кто-то не приемлет это, считая, что такое объединение может принести много проблем человечеству. Особенно много тех, кто считает экуменизм вредным и ненужным явлением, в церковной среде.
Постараюсь сформулировать ответ на те духовные искания и выводы в результате которых люди опасаются прихода интеррелигии (Розы Мира).
Такая международная организация объединит человечество. И единое глобальное государство имеет тенденции, по мнению некоторых людей, к тому чтобы стать абсолютной тиранией, «царством антихриста». К тому же, подобные взгляды на идею экуменизма, и интеррелигию широко представлены в церковной среде.
К сожалению, отношение к экуменизму и экуменистам сейчас очень плохое. Я общалась на фейсбуке на страничке Н Михалкова с некоторыми людьми, которые считают экуменистов людьми без нравственных корней, без моральных принципов, проходимцами, предателями родины. И тех, кто является последователями Д Андреева тоже считают таковыми же.
Ничто лучше не ответит на эти вопросы о страхе перед экуменизмом чем «Роза Мира» и Д Андреев. В этой книге вы найдете ответы на все вопросы современности она о интеррелигии, о экуменизме, и все проблемы этого течения в ней.
Общество боится экуменизма, объединения, есть чувства опасения, страха и даже мистического ужаса. Почему возникают эти чувства?

Знаменательно, что именно религиозные конфессии, раньше всех провозгласившие интернациональные идеалы братства, теперь оказываются в арьергарде всеобщего устремления ко всемирному. Возможно, в этом сказывается характерное для них сосредоточение внимания на внутреннем человеке, пренебрежение всем внешним, а ко внешнему относят и проблему социального устроения человечества. Но если вглядеться глубже, если сказать во всеуслышание то, что говорят обычно лишь в узких кругах людей, живущих интенсивной религиозной жизнью, то обнаружится нечто, не всеми учитываемое. Это возникший ещё во времена древнеримской империи мистический ужас перед грядущим объединением мира, это неутолимая тревога за человечество, ибо в едином общечеловеческом государстве предчувствуется западня, откуда единственный выход будет к абсолютному единовластию, к царству «князя мира сего», к последним катаклизмам истории и к её катастрофическому перерыву.
Книга I. Роза Мира и её место в истории
Глава 1. Роза Мира и её ближайшие задачи


Из цитаты можно понять, что страх перед экуменизмом, по мнению Д Андреева возник не сейчас, а ещё во времена Рима, когда жестокие диктатуры выявили свою пагубность и отрицательные черты. Когда мега –государство Рим явило невиданные миру пороки, и владыки Рима прославились тем что были тираны, деспоты. И своим пренебрежением к нормам морали-нравственности в масштабах римского мега-государства.

Причины страха перед объединением мира
1) Тирания, репрессии, жестокие законодательные рамки, наказания и кары.
2) Безвыходность, глобальный контроль физический и духовный, воздействие на сознание, не возможность избежать влияния государства.
3) Бездуховная доктрина, нравственно ущербные идеалы, «царство антихриста».
4) Как следствие уничтожение природы, животных, планеты Земля. В результате действий человечества, которое будет воспитано в идеологии безнравственности, ани ценностей, служения злу.

Д Андреев описывает все минусы государственных тираний. И мировой планетарной тирании «царство антихриста», как наивысшего проявления этого зла.
Так же описывает минусы войн, и мировых войн.
Причина этих пагубных явлений – бездуховность, или отрицательная духовность, неправильная морально-нравственная ориентация, потеря духовных идеалов, стремление ко злу, когда законы в государстве не гуманны, и тяжелы для его граждан.
А также экономико-политические причины
Эти явления возникают не без помощи трансфизических сущностей, которые являются их инициаторами.
Чтобы избежать этих зол, которых так боятся и трепещут люди, есть единственный выход – расти духовно, в свете, это и предлагает Д Андреев в «Розе Мира» . 
Стремление к обособлению государств, «железным занавесам», к вражде, к войне между государствами, прекращении любого сотрудничества – в таких явлениях нет выхода от зла всемирного - войны и тираний на планетарном масштабе.
Они будут иметь более локальных характер, но могут быть не менее кровавыми и тяжелыми. Особенно ядерная война между государствами может погубить Землю, и без единого планетарного государства и «царства антихриста». И человечество вымрет вместе со всем живым.
На некоторых ресурсах-форумах по «Розе мира» можно встретить суждения которые можно свести к тому, что вражда между государствами Россией и Украиной к примеру, это благо. Потому что таким образом можно отсрочить приход к власти антихриста во главе объединенного планетарного мега-государства. Это ошибка, или ложное утверждение, которое направленно на разжигание межнациональной розни и войн, кровопролитий, а, следовательно, инициировано демонами Гашшарвы и изнанкой мира. И не мудрено, так как та таких ресурсах много сатанистов.
Не выход из проблемы глобализации, в том, чтобы вернуться в дремучее прошлое, жить как в древности, как предки. В следовании бессмысленным обычаям, суевериям, шарлатанству, гороскопам. Рвении в следовании старых и вредных религиозных догм. Таких как жертвоприношение животных, обязательных юбок и платков для женщин в церкви и многое другое.
Не спасение и в оккультных масонских обществах и их ритуалах.
Но в совершенствовании старых религиозных систем, их содружеству и экуменизму. И взаимовыгодному сотрудничеству с другими человеческими институтами для просветления человечества и природы, и других целей и задач, которые описаны в «Роза Мира».

Много, о, много проявлений религии относится целиком к её минувшим стадиям. Одно из таких проявлений, по-видимому, – и власть над умами строго очерченных, аподиктически выраженных, не подлежащих развитию, статуарных догм. Опыт последних веков и рост личности привели к тому, что создание человека ощущает условность и тесноту любой догматики. Следовательно, сколь адогматичными ни были бы тезисы Розы Мира, сколь бы ни были они проникнуты духом религиозной динамики, но весьма многие затруднятся принять даже их. Зато множества и множества откликнутся на её зов, коль скоро он будет обращён не столько к интеллекту, сколько к сердцу, звуча в гениальных творениях слова, музыки, театра, архитектуры. Образы искусства ёмче и многоаспектнее, чем афоризмы теософем или философские рассуждения. Они оставляют больше свободы воображению, они предоставляют каждому толковать учение так, как это органичнее и понятнее именно для его индивидуальности. Откровение льётся по многим руслам, и искусство – если и не самое чистое, то самое широкое из них. Поэтому все виды искусства и прекрасный культ оденут Розу Мира звучащими и сияющими покровами.


В чем плюсы экуменизма, и интеррелигии в понимании Д Андреева?
Подразумевается не любая международная организация или доктрина, или мировоззрение которые могли бы объединить человечество.
Чтобы иметь плюсы, о которых я пишу ниже, интеррелигия должна быть именно тем, как её описал Д Андреев в книге «Роза Мира».
А именно, этической, нравственной инстанцией, контролирующей все действия государств во всех сферах – политическом, экономическом, культурном, религиозном и  др.

Роза Мира – грядущая всехристианская Церковь последних веков, объединяющая в себе церкви прошлого и связующая себя на основе свободной унии со всеми религиями светлой направленности. В этом смысле Роза Мира интеррелигиозна или панрелигиозна. Основная её задача – спасение возможно большего числа человеческих душ и отстранение от них опасности духовного порабощения грядущим противобогом. Возникновение Розы Мира в человечестве будет отражением эфирного рождения Звенты-Свентаны в одном из затомисов.


В этом определении есть указание на то, что Роза Мира – это  интеррелигия,  мировоззрение, которое включает в себя религии христианские и любые иные светлой направленности. То есть, движения темной направленности не могут быть в этой унии впринципе.
Главная задача её – спасение душ от зла грядущего, и настоящего, которое предсказано, и от любого зла.
Интеррелигия о которой я пишу, не может быть доктриной которая запутывает души на пути к спасению, заводит их в ад.

Плюсы интеррелигии и экуменизма
1) Отсутствие конфликтов и войн на почве религиозной, национальной, культурной (по любому поводу).
2) Международные проекты. Взаимовыручка и взаимопомощь в любых сферах, в союзе государств-братств.
Такой диалог ведет к разностороннему обогащению, и развитию во всех смыслах – экономическом, культурном, духовном.
3) Общее экономическое и политическое пространство. Не нужно делать визы, загранпаспорта, не нужно менять валюту. Отпадают множество сложностей таможни. 
4) Общее языковое пространство. Я думаю, будет единый язык, на подобии эсперанто.
5) Совместные решения проблем экологии, и спасении флоры и фауны
6) Религиозное, мистическое творчество и делание в создании культа Розы Мира.
Создание самой Розы Мира, её структуры, догматов, проектировании её целей и задач.

В историческом плане оно видит своих врагов в любых державах, партиях и доктринах, стремящихся к насильственному порабощению других и к каким бы то ни было формам и видам деспотических народоустройств. В метаисторическом же плане оно видит своего врага в одном: в Противобоге, в тиранствующем духе, Великом Мучителе, многообразно проявляющем себя в жизни нашей планеты. Для движения, о котором я говорю, и сейчас, когда оно едва пытается возникнуть, и потом, когда оно станет решающим голосом истории, врагом будет одно: стремление к тирании и к жестокому насилию, где бы оно ни возникало, хотя бы в нём самом. Насилие может быть признано годным лишь в меру крайней необходимости, только в смягчённых формах и лишь до тех пор, пока наивысшая инстанция путём усовершенствованного воспитания не подготовит человечество при помощи миллионов высокоидейных умов и воль к замене принуждения – добровольностью, окриков внешнего закона – голосом глубокой совести, а государства – братством. Другими словами, пока самая сущность государства не будет преобразована, а живое братство всех не сменит бездушного аппарата государственного насилия.


Из этой цитаты можно сделать вывод, что Роза Мира будет бороться с любыми явлениями которые несут в себе насилие, деспотизм. А значит, такие явления не будут получать развития и возникать. Значит они не придут к власти. Система духовного делания, неподкупности и нравственной чистоты, которой будет Роза Мира будут обнаруживать зачатки таких явлений и пресекать. Значит, антихрист, возможно просто не придет к власти, потому что нельзя обмануть сразу всех. Люди, которые будут в составе Розы Мира будут объективно оценивать любые явления за счет своего высокого духовно – нравственного развития, даров прозорливости, жизненного опыта и многому другому чем будет обладать человечество просветленного образа.

Деспотические образования планомерно осуществляют при этом принцип крайнего насилия либо хитрым сочетанием методов частично вуалируют его. Темпы убыстряются. Возникают такие государственные громады, на сооружение каких раньше потребовались бы века. Каждое хищно по своей природе, каждое стремится навязать человечеству именно свою власть. Их военная и техническая мощь становится головокружительной. Они уже столько раз ввергали мир в пучину войн и тираний, – где гарантии, что они не ввергнут его ещё и ещё? И наконец, сильнейший победит во всемирном масштабе, хотя бы это стоило превращения трети планеты в лунный ландшафт. Тогда цикл закончится, чтобы уступить место наибольшему из зол: единой диктатуре над уцелевшими двумя третями мира – сперва, быть может, олигархической, а затем, как это обычно случается на втором этапе диктатур, – единоличной. Это и есть угроза, самая страшная из всех, нависавших над человечеством: угроза всечеловеческой тирании.
Сознательно или бессознательно предчувствуя эту опасность, движения гуманистической направленности пробуют консолидировать свои усилия. Они лепечут о культурном сотрудничестве, размахивают лозунгами пацифизма и демократических свобод, ищут призрачного спасения в нейтралитете либо же, испуганные агрессивностью противника, сами вступают на его путь. ….Некоторые общества, травмированные ужасами мировых войн, пытаются объединиться с тем, чтобы в дальнейшем политическое объединение охватило весь земной шар. Но к чему теперь привело бы и это? Опасность войн, правда, была бы устранена, по крайней мере временно. Но где гарантии того, что это сверхгосударство, опираясь на обширные нравственно отсталые слои – а таких на свете ещё гораздо больше, чем хотелось бы – и расшевеливая неизжитые в человечестве инстинкты властолюбия и мучительства, не перерастёт опять-таки в диктатуру и, наконец, в тиранию, такую, перед которой все прежние покажутся забавой?
Знаменательно, что именно религиозные конфессии, раньше всех провозгласившие интернациональные идеалы братства, теперь оказываются в арьергарде всеобщего устремления ко всемирному. Возможно, в этом сказывается характерное для них сосредоточение внимания на внутреннем человеке, пренебрежение всем внешним, а ко внешнему относят и проблему социального устроения человечества. Но если вглядеться глубже, если сказать во всеуслышание то, что говорят обычно лишь в узких кругах людей, живущих интенсивной религиозной жизнью, то обнаружится нечто, не всеми учитываемое. Это возникший ещё во времена древнеримской империи мистический ужас перед грядущим объединением мира, это неутолимая тревога за человечество, ибо в едином общечеловеческом государстве предчувствуется западня, откуда единственный выход будет к абсолютному единовластию, к царству «князя мира сего», к последним катаклизмам истории и к её катастрофическому перерыву.
Да и в самом деле: где гарантии, что во главе сверхгосударства не окажется великий честолюбец и наука послужит ему верой и правдой, как орудие для превращения этого сверхгосударства именно в ту чудовищную машину мучительства и духовного калечения, о которой я говорю? Можно ли сомневаться, что даже уже и теперь создаются предпосылки для изобретения совершенного контроля за поведением людей и за образом их мышления? Где границы тем кошмарным перспективам, которые возникают перед нашим воображением в результате скрещения двух факторов: террористического единовластия и техники XXI столетия? Тирания будет тем более абсолютной, что тогда закроется даже последний, трагический путь избавления: сокрушение тирании извне в итоге военного поражения: воевать будет не с кем, подчинены будут все. И всемирное единство, мечтавшееся стольким поколениям, потребовавшее стольких жертв, обернётся своей демонической стороной: своей безвыходностью в том случае, если руководство этим единством возьмут ставленники тёмных сил.
… Неудивительно, что каждый успех науки и техники обращается теперь одной стороной против подлинных интересов человечества. Двигатель внутреннего сгорания, радио, авиация, атомная энергия – всё ударяет одним концом по живой плоти народов. А развитие средств связи и технические достижения, позволяющие полицейскому режиму контролировать интимную жизнь и сокровенные мысли каждого, подводят железную базу под вампирические громады диктатур.
Таким образом, опыт истории подводит человечество к пониманию того очевидного факта, что опасности будут предотвращены и социальная гармония достигнута не развитием науки и техники самих но себе, не переразвитием государственного начала, не диктатурой «сильного человека», не приходом к власти пацифистских организаций социал-демократического типа, качаемых историческими ветрами то вправо, то влево, от бессильного прекраснодушия до революционного максимализма, – но признанием насущной необходимости одного-единственного пути: установления над Всемирной Федерацией государств некоей незапятнанной, неподкупной высокоавторитетной инстанции, инстанции этической, внегосударственной и надгосударственной, ибо природа государства внеэтична по своему существу.
… Для движения, о котором я говорю, и сейчас, когда оно едва пытается возникнуть, и потом, когда оно станет решающим голосом истории, врагом будет одно: стремление к тирании и к жестокому насилию, где бы оно ни возникало, хотя бы в нём самом. Насилие может быть признано годным лишь в меру крайней необходимости, только в смягчённых формах и лишь до тех пор, пока наивысшая инстанция путём усовершенствованного воспитания не подготовит человечество при помощи миллионов высокоидейных умов и воль к замене принуждения – добровольностью, окриков внешнего закона – голосом глубокой совести, а государства – братством. Другими словами, пока самая сущность государства не будет преобразована, а живое братство всех не сменит бездушного аппарата государственного насилия.
Не обязательно надо предполагать, что подобный процесс займёт непременно огромный отрезок времени. Исторический опыт великих диктатур, с необыкновенной энергией и планомерностью охватывавших население громадных стран единой, строго продуманной системой воспитания и образования, неопровержимо доказал, какой силы рычаг заключён в этом пути воздействия на психику поколений. Поколения формировались всё ближе к тому, что представлялось желательным для властей предержащих. Нацистская Германия, например, ухитрилась добиться своего даже на глазах одного поколения. Ясное дело, ничего, кроме гнева и омерзения, не могут вызвать в нас её идеалы. Не только идеалы – даже методика её должна быть отринута нами почти полностью. Но рычаг, ею открытый, должен быть взят нами в руки и крепко сжат. Приближается век побед широкого духовного просвещения, решающих завоеваний новой, теперь ещё едва намечаемой педагогики. Если бы хоть несколько десятков школ были предоставлены в её распоряжение, в них формировалось бы поколение, способное к выполнению долга не по принуждению, а по доброй воле; не из страха, а из творческого импульса и любви. В этом и заключён смысл воспитания человека облагороженного образа.
Мне представляется международная организация, политическая и культурная, ставящая своею целью преобразование сущности государства путём последовательного осуществления всеохватывающих реформ. Решающая ступень к этой цели – создание Всемирной федерации государств как независимых членов, но с тем, чтобы над Федерацией была установлена особая инстанция, о которой я уже упоминал: инстанция, осуществляющая контроль над деятельностью государств и руководящая их бескровным и безболезненным преобразованием изнутри. Именно бескровным и безболезненным: в этом всё дело, в этом её отличие от революционных доктрин прошлого.
Какова будет структура этой организации, каково её наименование – предугадывать это мне представляется преждевременным и ненужным. Назовём её пока условно, чтобы не повторять каждый раз многословных описаний, Лигой преобразования сущности государства. Что же до её структуры, то те, кто станут её организаторами, будут и опытнее, и практичнее меня: это будут общественные деятели, а не поэты. Могу только сказать, что лично мне рисуется так, что Лига должна располагать своими филиалами во всех странах, причём каждый филиал обладает несколькими аспектами: культурным, филантропическим, воспитательным, политическим. Такой политический аспект каждого филиала превратится, структурно и организационно, в национальную партию Всемирной религиозной и культурной реформы. В Лиге и Лигой все эти партии будут связаны и объединены.
Книга I. Роза Мира и её место в истории
Глава 1. Роза Мира и её ближайшие задачи